Героини сериала.

Как мы уже писали в одной из предыдущих статей, одним из наиболее громких и грустных примеров ситуации, когда производственная драма оказалась куда примечательнее самого продукта явился второй сезон «Кэмоно Friends». Но задуматься о нелёгких судьбах японской анимационной индустрии в последнее время заставляли и другие проекты. В частности, таким произведением стал аниме-сериал «Märchen Mädchen», на пути к зрителям умудрившийся собрать почти все несчастья, которые могут постигнуть производство анимации в наши дни.

Современная Золушка

Проект «Märchen Mädchen» начался в 2017 году как серия одноимённых ЛН, и уже на этом этапе с франшизой оказались связаны очень грустные новости: автором этих книг был никто иной как Томохиро Мацу, чей жизненный путь прервался в 2016 году из-за тяжёлой болезни. Писатель начал работать над произведением за три года до смерти и оставил после себя черновики, которые дорабатывались командой «Story Works», основанной самим Мацу. Дизайнером персонажей и иллюстратором книг выступил популярный художник Кантоку (カントク). О начале манга-адаптации и грядущей экранизации было заявлено уже во втором томе ЛН, но ждать последнюю пришлось до зимы 2018 года.

Произведение рассказывает о простой японской школьнице Хазуки Кагимуре (鍵村葉月), после смерти матери живущей в приёмной семье и отличающейся крайней стеснительностью: у неё нет друзей, и от проблем с социализацией она убегает с помощью интенсивного чтения книг. Однажды Хазуки замечает таинственную личность в плаще, которая открывает в библиотеке некий портал, в который, как водится, затягивает и главную героиню. Далее зрителя ждёт смесь из махо̄-с҄ёдз҄ё и спокона, поскольку выясняется, что Хазуки пополнила ряды избранных девочек (именуемых немецким словом «mädchen»), которые получают волшебные силы от книг-первоисточников старинных сказок. Главной героине выпадает «Золушка» — древнейшая и, соответственно, сильнейшая в рамках местной магии история. Таинственная личность же оказывается С҄изукой Цучимикадо (土御門静) — капитаном местной команды девочек-волшебниц, которым предстоит соревноваться с участницами из других стран (включая Россию) в рамках фестиваля «Hexennacht» (Ночь ведьм). Развитие трогательной дружбы между двумя героинями является одной из центральных сюжетных линий «Märchen Mädchen».

Хотя аниме и его первоисточник затрагивают необычные темы вроде «бродячих сюжетов» в мировом фольклоре, а лейтмотивом и вовсе является мысль, что «не истории пишут человека, а человек — истории», «Märchen Mädchen», как и другие известные работы Мацу, тяготеет к лёгкому (и даже легкомысленному) жанру. Сериал полон «фансервиса» и комедийных эпизодов (в этой области особенно отличилась российская команда), а драматические моменты не разрушают общую позитивную атмосферу. Будем справедливы: проект вряд ли мог бы стать большим хитом — для этого, вероятно, потребовались более проработанный лор и менее предсказуемый сюжет, чего в черновиках умершего писателя ожидать и не приходилось; но ему было вполне по силам оставить о себе позитивные воспоминания. Но, как мы выше уже намекнули, судьба оказалась особенно жестока к этому аниме.

My Uncompleted Story

being haduki is suffering

Экранизация ЛН была поручена «Hoods Entertainment» — анимационной студии средней руки, основанной в 2009 году. За плечами компании не так уж и много работ: русские зрители, вероятно, наслышаны о похождениях Александра Николаевича Хера Хэлла из «Сэйкон-но Quaser», а поклонники творчества мангаки Ко̄ты Хирано вряд ли обошли стороной экранизацию «Drifters». Впрочем, из творчества студии жанрово на «Märchen Mädchen» больше всего похож оригинальный аниме-сериал «Fantasista Doll» режиссёра Хисас҄и Сайто̄ (木村卓夫). В новом проекте он снова занял этот пост, но на этот раз совместно с С҄игэру Уэдой (上田繁).

Первые серии особенной беды не предвещали: средний уровень качества анимации вполне выдерживался, а в отдельных сценах был даже относительно высок. Грозным предзнаменованием была открывающая заставка, состоявшая из нарезки кадров первой серии, но многие зрители посчитали, что это сознательное стремление создателей сериала скрыть превращение главной героини и/или другие сюжетные подробности. Когда к середине аниме окончательная версия опенинга всё же появилась, стало понятно, что дело не в "спойлерах": после третьей серии визуальное качество начало постепенно провисать, а к шестой стало понятно, что «Märchen Mädchen» испытывает значительные производственные трудности. Седьмая и восьмая серии выглядели очень коряво, даже когда использовали статичные кадры, а об уровне анимации и говорить не приходилось. Столь плачевная ситуация привела к тому, что последующие серии были отложены на две недели, а режиссёр Уэда более не смог работать в таких условиях и покинул проект.

Тем не менее, злоключения не кончились и на этом. Проблемы с производством были столь суровыми, что девятая серия после задержки оказалась исполнена даже хуже предыдущих — именно её кадры облетели весь мир как символ катастрофической истории создания аниме «Märchen Mädchen». Относительный порядок удалось навести лишь к десятой, но тут уже подкралась иная проблема: в телевизионном слоте из-за переноса на нашлось места для трансляции завершения сериала. В итоге одиннадцатую и двенадцатую серии пришлось ждать целый год (фраза «My Uncompleted Story» из названия открывающей песни стала выглядеть как злая ирония), а для перерисовки проблемных эпизодов для дискового издания пришлось нанимать дополнительных людей.

К сожалению, при всей драматичности постигшего «Märchen Mädchen» производственного ада, он вовсе не является чем-то неожиданным и исключительным для японской аниме-индустрии. Мы все прекрасно помним злоключения студии «Actas» с переносами показов «Girls und Panzer», «Regalia: The Three Sacred Stars» и «Long Riders», расползающиеся на глазах серии «Орэ, Twintail-ни наримасу» от ныне закрытой «Production IMS» и множество других примеров практически из любого сезона. Причины происходящего тоже хорошо известны и понятны. По всей видимости, в случае с «Märchen Mädchen» студия «Hoods Entertainment» не смогла своими силами вытянуть производство, а возможность привлечь к работе субподрядчиков была ограничена. Японские анимационные студии постоянно действуют в режиме авральных переработок из-за низких бюджетов, усугублённых далеко не всегда удачным планированием.

Гордиев узел

Эти проблемы стали известны не сегодня и не вчера, но в последнее время, кажется, что-то начало меняться в их восприятии. Критика сложившейся плачевной ситуации всё чаще стала звучать не только откуда-то со стороны, но и от самих участников процесса. В частности, буквально за пару дней до выхода последних серий «Märchen Mädchen» широкую огласку приобрёл конфликт между неназванным «ассистентом производства» (制作進行) и студией «Madhouse» из-за плохих условий труда и переработок. Можно ожидать, что таких случаев в будущем будет всё больше, поскольку борьбу с нерадивыми работодателями усиленно продвигает и нынешний премьер-министр Японии Синдзо Абэ.

Тем не менее, для аниме-индустрии как таковой организация профсоюзов и улучшение трудовых стандартов не выглядит настоящим решением проблемы. С точки зрения морали, все мы, безусловно, переживаем о здоровье людей, которые дарят нам эти произведения, но на самом деле здесь кроется большой подвох для нас же как зрителей. Плохие условия труда, переработки и срывы планирования напрямую связаны с бюджетами, выделяемыми на производство аниме, и изменить первое без второго невозможно. Нет никакой уверенности, что крупные заказчики, которые в большинстве случаев видят в аниме лишь рекламу их печатной продукции или видеоигр, согласятся повысить финансирование подобных проектов. Так сложилось, что анимация в Японии редко рассматривается как самодостаточный продукт, достойный вложений, и именно это представляется нам корнем проблем этой индустрии. И в наши дни это дополнительно усугубляется переходным периодом от дисковых изданий к цифровому распространению как главному источнику потенциальной самостоятельной прибыли аниме: в будущем этот переход даже может поправить финансовые дела в индустрии, но сейчас он лишь усиливает риски.

При сохранении нынешних бюджетов более строгие трудовые нормы скорей всего приведут либо к сокращению хронометража, либо к значительному снижению качества анимации. При увеличении же бюджетов без повышения востребованности и окупаемости аниме следует ожидать сокращения производства сериалов в разы. Здесь кто-то может заметить, мол, туда и дорога «проходняку», но помимо заведомо провальных и «необязательных» проектов зелёный свет не получат и потенциально интересные работы, в которые никто не захочет инвестировать по «новым тарифам». Разнообразие выпускаемых работ при таком сценарии упадёт, и наступит «эра больших франшиз», что обрадует далеко не всех (додзин-анимация на таком фоне хоть и вырастет, но едва ли сможет покрыть все нишевые запросы). По похожим причинам стоит опасаться и заморских денег: если США и Китай станут основными рынками сбыта аниме, то оно очень быстро перестанет быть японским сначала по содержанию, а потом и местоположению создателей.

Эти рассуждения показывают, что положение дел, сложившееся в современной японской анимационной индустрии, на самом деле куда сложнее, чем может показаться на первый взгляд, и очень жаль, что такая светлая история, как «Märchen Mädchen», стала заложницей и жертвой этих мрачных обстоятельств.